Дерево вдохновения

В романе «Хромая судьба» братьев Стругацких главный герой страдает на тему своей гениальности, и для проверки оной боится использовать особый прибор, который подсчитывает количество читателей его творения.

Метрика, безусловно, показательная, чем больше читателей, тем сильнее гений. Но есть метод лучше — дерево вдохновения. Гениальное произведение вдохновляет — прочли, написали пост, лайкнули, обругали, поставили фильм, придумали песню, сняли телешоу, книга попала на сайт — все засчитывается, дерево растет. Но у кого-то вылезет два чахлых листочка, и все. А у кого-то — планеторазрывающие баобабы.

И вот чем больше смотришь на большое дерево, чем выше карабкаешься, тем больше дух захватывает. И кажется, добрался ты до последней веточки, до терминального листика, а это и не листик вовсе — лист. А за ним другой, третий, целая книга, новое дерево. И вот ты уже так высоко, что вниз смотреть страшно. А солнце светит так близко и так ярко, что аж глазам больно. И в жар бросает. И ты отталкиваешься от неба, и летишь! И чувство радостного, невесомого полета переполняет тебя. Летишь! Все быстрее, и быстрее. А земля все ближе, и ближе. И паника. Жуть.

Но вместо удара… оглушительный, восхитительный, бодрящий всплеск. И мороз по коже. А вода переливается фотонами, завораживает. И уже непонятно, откуда свет исходит. И смотришь на корень дерева, а это и не корень вовсе. Корешок. А за ним новая книга виднеется.

Приведем простой пример. Александр Сергеевич Пушкин написал коротенькую повесть, 30 страничек, и назвал ее «Пиковая дама». Петр Ильич Чайковский прочел, вдохновился (правда не сразу) и всего за 44 дня сотворил монументальное полотно, 3 больших действия, 7 масштабных картин. Господа из Мариинского театра вдохновились, потратили несчетное количество человеко-часов и поставили оперу на большой сцене. Современный спектакль образца 2018 года длится почти четыре часа. А еще можно включить первый канал или открыть Ютуб и вместе с миллионами телезрителей и ютуберов насладиться началом бессмертной арии «Что наша жизнь? Игра!» (из третьего действия оперы). Эта ария Германа до сих пор открывает каждую игру элитарного клуба «Что? Где? Когда?».

Вот такое дерево. А мы только за одну ветку едва ухватились.

Константин Бук

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.